plaquette-sucre (plaquette_sucre) wrote,
plaquette-sucre
plaquette_sucre

Category:

Будь я мал, как улитка…

...или Что бы сделал великий учёный с мировым именем, став улиткой?


Если бы родителям будущего научного светила Ильи Ильича Мечникова пришла в голову идея учить ребёнка музыке, мир получил бы ещё одного выдающегося музыканта. Маленький Илюша обладал от природы настолько блестящим слухом и музыкальной памятью, что мог безошибочно исполнять оперы и симфонии.

Каждый человек рождается с набором желаний. В так называемый «стартовый пакет» новорожденного уже входит определённый набор инструментов, то есть свойств, обеспечивающих желания. И желания и свойства оптимальны для выполнения человеком своей видовой роли, они заданы природой. Дальнейшая их судьба зависит от того, каким образом личность будет развиваться. Свойства заданы, но не обеспечены, они могут «плодоносить», а могут так и остаться «дичкой».

Задатки гения
Абстрактное мышление, умение концентрироваться на ключевых моментах, музыкальный слух и прекрасный слог – способности Ильи Мечникова проявились в раннем возрасте. Неизвестно, насколько глубокой была радость сверстников, которым вместо привычных детских игр приходилось выслушивать результаты его «исследовательских изысканий», но мама была довольна. Ещё бы: Илья – самый младший из Мечниковых, пятый по счету ребёнок в семье читает импровизированные лекции, рассказывая ребятам о результатах своих наблюдений за растениями. То ли ещё будет? Мама не считала поведение сына странным, а его самого чудаковатым, на то она и мама. Эмилия Львовна старалась обеспечить своему сыну оптимальное развитие врождённых способностей, создавая для этого все условия. Будущий великий учёный увлечённо собирал растения, знал их названия, составлял гербарий и …платил из карманных денег копеечное вознаграждение ребятам, чтобы те слушали его «доклады» по ботанике.

Будучи ребёнком, пока ещё маленький человек со звуковым вектором должен иметь «объём работы», определённой информации, которую нужно осмыслить. То есть, ему требуется наполнить свои особенные возможности пропущенной через себя информацией. Адекватное наполняющее развитие ребенка со звуковым вектором при благоприятных условиях приносит свои плоды в виде блестящих интеллектуальных способностей и хорошей обучаемости. Илья Мечников первую статью в журнале опубликовал в 16 лет, аттестат зрелости получил вместе с золотой медалью, а экзамены за весь курс обучения в одном из ведущих вузов империи сдал экстерном по причине того, что темп обучения оказался, по словам талантливого студента, «слишком медленным».




Вопросы, вопросы, вопросы...
Вопросы: «Кто я в этом мире?», «Каков мир вне меня?», «Что будет после меня?» и подобные им, томятся в голове такого человека. По мере получения ответов рождаются новые вопросы, вновь образуются неохваченные пустоты, которые нужно заполнить информацией. Осмысление проявлений бытия и себя в нём, – таково природное предназначение людей со звуковым вектором.
Уникальность звукового вектора состоит и в том, что он – единственный из восьми векторов, для которого материальные желания практически ничего не значат. У него их нет. Семья, дети, карьера, известность, слава – не представляют ценности в традиционном понимании слова. Понять Основной закон мироздания, найти Первопричину, определить своё «Я», – вот что главное для звуковика. Всё остальное неважно, а, значит, чуждо. Почему так? Ответ даёт системно-векторная психология, подробнее о которой можно узнать на бесплатных вводных лекциях.


Учёный-иммунолог Луи Пастер, под чьим покровительством проходила деятельность Ильи Мечникова, однажды вернулся в институт огорчённым и чем-то расстроенным. На просьбу Мечникова разъяснить причину он заметил: «…мне наотрез отказались дать вам сразу орден офицера Почётного легиона, …согласились наградить …лишь орденом кавалера». Я не мог удержаться от улыбки и стал всячески успокаивать Пастера, уверяя его, что отношусь очень равнодушно к подобного рода отличиям», – отметил учёный. Уже пребывая в должности заместителя директора Пастеровского института, Мечников нуждался в средствах, долгое время работая без какого бы то ни было вознаграждения. Как научный руководитель он стал получать жалование только после того, как институт получил завещание одного богатого человека. Заслуженно полученная Нобелевская премия также стала объектом иронии: «Нобелевская премия, подобно волшебному жезлу, впервые открыла миру значение моих скромных работ».


А как же бог? Бога нет в представлении Ильи Мечникова. Так, говоря об одном из своих коллег, учёный замечает, что «служение науке и безусловная вера в нее составляли все содержание и весь смысл жизни». Точно также Мечников мог бы сказать о себе.

Ещё, будучи гимназистом, будущий учёный так зачитался некой книгой во время занятия, что не заметил подошедшего к нему «батюшку». Преподаватель Закона божьего обнаружил в руках Ильи сочинение …«О телах, содержащих кристаллы протеина». В годы студенчества Мечников принимал участие в собраниях «Союза науки». Организацию создали сами студенты, и Илья, глубоко интересовавшийся философскими течениями, им рассказывал о многовековых спорах между философами. На одном из собраний он произнёс своеобразную клятву: «обязуюсь относиться ко всему, что связано с наукой, как к святыне…» Первое самостоятельное научное исследование он сделает в возрасте 18 лет.  

Природное назначение
Рассматривая, в частности, тиф и холеру как опасность, несущую тяжкие страдания человечеству, Мечников старается максимально его, человечество, защитить, наполняя свои сверх-любопытство и сверх-любознательность новыми знаниями. Это свидетельствует о наличии у ученого и обонятельного вектора. Архетипичное состояние обоняния – выжить, во что бы то ни стало. Путь, который приведёт к выживанию – обладание необходимой информацией. Именно по этой причине учёный ведёт борьбу со смертью, во всяком случае, борьбу за её отдаление. Весь научный фанатизм и исследовательский потенциал направляются в ту сферу деятельности, которая поможет стае, а значит, и самому обонятельнику, выжить. Выжить, несмотря ни на что, – видовая роль, главное назначение в жизни людей с обонятельным вектором.


Учёный думает и работает, в том числе, над глобальным вопросом, как человеку можно прожить дольше и качественнее? Один из критиков деятельности Мечникова заявляет, что все его научные мысли и разработки продиктованы исключительно «заботами о собственной личности». На что Мечников вполне обоснованно отвечает следующее: «Совершенно естественно, что биолог, наблюдающий на себе процесс преждевременной старости, должен остановиться на изучении ее причин».

Сохраняя жизнь, живое вещество, обонятельник отвечает за сохраность всей стаи, всего коллектива, всего населения. Ввиду такой глобальной ответственности он не имеет ограничений культурно-нравственного характера, так как, если обоняние ограничить, живое вещество погибнет из-за незащищённости. Регулярное, подчас фанатичное стремление контролировать носителей действительной и потенциальной угрозы выживанию делает людей с обонятельным вектором профессиональными «защитниками человечества», знающими всё о его врагах.


Не такой, как все, рассеянный, зацикленный на себе – это проявления звука. Приехав в Германию с целью продолжить обучение, Мечников остановился в Лейпциге на квартире. Утром следующего дня, накупив книг и решив вернуться, он понял, что не запомнил ни номера дома, ни названия улицы. К счастью, в чужом для него городе всё закончилось хорошо, так как в итоге волей случая он узнал улицу, где остановился.

Однажды, во время встречи с учёным, Лев Николаевич Толстой попытался завести с ним разговор на религиозные темы. После чего сделал такой вывод: «…попробовал и замолчал. Он верит в свою науку, как в священное писание… Он милый, простой человек, но как бывает у людей слабость – другой выпивает, – так и он со своей наукой… Как вы думаете, сколько ученые насчитали разных видов мух? Семь тысяч! Ну, где же тут найти время для духовных вопросов!»

Неудача (не связанная с талантом) с продолжением обучения в Германии приводит Мечникова в угнетенное состояние: в звуке образуется пустота, нехватка, из-за чего начинается депрессия. Выход из ситуации лежал на поверхности, а потому был скоро найден: один из профессоров-преподавателей мудро посоветовал его матери: «Ему будет полезен воздух лаборатории. В этой атмосфере он скоро забудет свои надуманные трагедии. Ему нужно самостоятельно работать, тогда он почувствует свою силу».

Звуковые нехватки
Когда-то, на заре человечества, перестав быть частью первобытной стаи, люди-звуковики почувствовали себя индивидуальностью. Их главным ключевым словом стало «Я». И даже, когда Мечников теряет жену, мы слышим: «Почему болезнь отнимает У МЕНЯ единственного близкого человека? Почему именно МОЕЙ Лю суждено умереть, ведь на свете много других людей, которые прожили долгую достойную жизнь и готовы встретить свой конец?» «Я» Мечникова – это далеко не эгоизм, это проявления звука.


В моменты стресса звуковик прекращает вслушиваться в звуки снаружи. Напротив, он сосредотачивается на собственных состояниях. Согласно замыслу природы, о чем детальнее говорится на лекциях по системно-векторной психологии, звуковику необходимо уметь выходить из внутреннего мира во внешний, так как, оставаясь внутри себя, он не рождает ничего. «Оглушить» снаружи такого человека могут не только громкие звуки, но и оскорбления, сказанные даже тихим голосом. Биографы отмечают, что выкрики уличных торговцев, лай собак, паровозные гудки и тому подобные звуки были крайне болезненными для учёного. Строки арии из «Волшебной флейты» Моцарта, запавшей ему в душу, говорят сами за себя: «Будь я мал, как улитка, забился б я в свою скорлупку!»

Среди прочих научных интересов целью деятельности ученого, о чем он сам говорит неоднократно в своих работах, является поиск возможностей избавить человечество от болезней, связанных с преждевременным старением организма. «Раннее увядание» (по Мечникову)  –  это трагедия для человека, время полноценной жизни в физическом теле можно продлить, причем в два раза, а биологические резервы нашего организма до конца не задействованы в силу разных причин.

Стая (читай: человечество) интересует обонятельника в одном-единственном, но очень ёмком ключе: в качестве условия выживания. В одиночку с задачей выжить любой ценой он не справится, а это значит, что надо суметь соблюсти своеобразный паритет: одновременно быть в стае и держаться от всех поодаль. В первобытном мире человек с обонятельным вектором находился подле вождя и имел статус советника. Его «сферами влияния» были контрразведка и разведка. Спустя века разведка «углубилась» и стала направлена на опасности, которые может нести микромир. Неизвестные проявления, неизученные организмы, новые формы – Мечников занят исследованиями там, где микромир может быть враждебен. Желание ликвидировать опасность в сочетании с живым интересом, любознательностью и опытом научных исследований превращает обонятельника в гениального учёного. Да, он изучает огромные массивы информации, да, он цитирует в работах своих коллег на различных языках, но он уже ЗНАЕТ, что и где искать, он отвечает за безопасность стаи, он определяет угрозы и находит способы их преодолеть.

Так, например, зрительник там, где очевидной опасности нет, так и скажет: угроза отсутствует. Нюансы почувствует обонятельник, причём чужими советами он не воспользуется, потому что ощущает ситуацию сам – вне времени и пространства. О вирусах и бактериях Мечников думает, эти стороны жизни он исследует, и именно его открытия сделают в будущем человечество сильнее в борьбе с болезнями. Наблюдаемые клетки, которые он назвал фагоцитами, в ходе опытов успешно борются с холерой у кур и сибирской язвой у овец. Зоологические и эмбриологические эксперименты учёного лежат в основе учения о способности организма уничтожать патогенные микробы при помощи клеток-фагоцитов.

Лучший способ предвидеть будущее – это создать его самому. Так, до разработок Мечникова лейкоцитам отводилась пассивная роль в процессе развития воспаления. Он же доказал, что они, наоборот, активны и имеют защитную функцию. Продолжить, продлить, задействовать всё по максимуму и использовать различные возможности для продления жизни человека.

Любопытство опасно для жизни?
Фанатичная преданность науке проявляется иногда и в неоднозначных моментах. В 36 лет он вводит себе кровь больного брюшным тифом с целью узнать, какие же физиологические изменения произойдут с организмом, и потом их фиксирует письменно. Звуковики – единственные, кто не ощущает тело. Они уверены, что тело – само по себе, а они сами по себе. То есть, в данном случае собственное тело рассматривается учёным как объект для научных исследований. «Типичная форма возвратного тифа с двумя приступами», – напишет он потом о своём рискованном опыте. Температура 40,6; 40,7; 39,9; 40,4; 40,9. День, когда термометр показал 41,2 градуса, мог оказаться последним, но, к счастью, последствия экстремального виража в биографии оказались весьма благотворными.

Обонятельное «любопытство», подчас в таком вот кардинальном воплощении, толкает носителя обонятельного вектора испытывать на себе опасность. Попал в омут – ищи выход, если выход успешно найден, «любопытство» заполнено. Ученый, который изучает неизвестные доселе угрозы, должен знать «как это работает». Учёный Илья Мечников –полиморф, у которого наиболее отчетливо видны обонятельный и звуковой векторы.

Реализация людей, у которых есть ещё и звуковой вектор – процесс бесконечный во времени: нужно постичь окружающий мир и свое назначение в этом мире, найти ответы на вопросы «кто я?» и «зачем я?», словом, вопросы в голове рождаются каждый день и их оказывается намного больше, чем ответов.

В процессе постоянного поиска смысла своей жизни и жизни человека вообще ученый характеризует себя так: «пессимист в молодости, сделавшийся оптимистом в зрелых годах», и считает, что «сознание неизбежности смерти, которого лишены животные и которое так часто делает людей несчастными, есть зло поправимое и именно благодаря науке». Наука стала для него свого рода религией, панацеей, и, конечно же, инструментом для выполнения заложенной природой задачи – сохранение целостности социального организма.

Наполнение пустот и реализация желаний, выпустили «на волю» также и те желания, которые ранее выхода не имели. После успешного завершения опытов, проведённых на себе, после излечения от возвратного тифа он «выздоравливает» и от вечной депрессии. Илья Мечников меняется на глазах: на первый взгляд может показаться, что у него «проснулись» новые черты характера, которых ранее не наблюдалось. На самом же деле звук по максимуму наполнил свои пустоты, благодаря чему проявилась любовь к обычным земным радостям. Тот факт, что звуковой вектор учёного получил максимальное развитие, обусловлен наличием обонятельного.

Со стороны могло показаться, что ученый с мировой славой отвлёкся от своей экспериментальной работы в сфере решения актуальных проблем биологии и медицины и сел писать книгу, касаясь вопросов философии, истории, этнографии, социальных проблем. Ответ на вопрос «почему так?» даёт сам Мечников: «Стремление выработать сколько-нибудь общее и цельное воззрение на человеческое существование». Всей своей кипучей деятельностью он продолжает искать ответы на вечные вопросы, наполняя пустоты звукового вектора.  

Осознавая, как никто другой, что жизнь конечна, ученый, находя в «человеческой природе» биологические «дисгармонии», искал варианты их исправления. В самом начале научной деятельности он отмечал: «молодым автором проводится под прикрытием научных приёмов …пессимистическая точка зрения на жизнь». Пребывая один на один со своими мыслями, он стремился постичь и осмыслить бытие, в чём в значительной мере ему помогала научная целеустремлённость.

Обстоятельства нашей жизни со временем могут меняться, что влечёт за собой и изменения в необходимости реализовать набор векторов, заложенный природой. В жизни Ильи Мечникова было предостаточно поворотов судьбы, в которых свойства звукового и обонятельного векторов проявлялись и использовались максимально. Фанатичная преданность науке имела место быть до самой смерти учёного. Записи не прекращались, так как Мечников считал своим долгом делать наблюдения за организмом до тех пор, пока он жив. Пока учёный жив, опыт должен продолжаться. Даже после смерти он остался в Пастеровском институте: там и сейчас находится шкатулка из тёмно-красного мрамора, а его идеи, во многом опередившие время, применяются учеными всего мира.




Статья написана с использованием знаний и информации, полученных на тренингах по cистемно-векторной психологии Юрия Бурлана.


Tags: СВП, Юрий Бурлан, звуковой вектор, обонятельный вектор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →